• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: location: earth. literature (список заголовков)
00:45 

В раздумьях о Темном Дворе.

our beloved monsters, enjoy yourselves
...Крепко задумался тут под утро, кого же мне все-таки хочется больше... Сантьягу, или самого Князя?... ^________^

@темы: Location: Earth. Literature, et cetera

21:11 

our beloved monsters, enjoy yourselves
В продолжение моба-ассоциаций от Yamato Musashi

3. Осень.

Кто скажет, отчего?
Но по неведомой причине
Осеннею порой
Невольно каждый затомится
Какой-то странною печалью.
© Сайгё


Я писал здесь раз о том, как красива осень в Киото. А для меня самого... Тяжелое время, в которое подсознательно очень и очень хочется кого-то чуть ближе, чем обычно, к себе подпустить. Но лучше этого не делать, потому что статистика гласит: это закончится хреново. Мягко говоря. Кто в курсе, о чем я... те в курсе.

Но она красивая. Правда очень красивая. И это меня с ней мирит.


Акварели АНДО ХИРОСИГЕ
серия "Пятьдесят три станции дороги Токайдо"


Free Image Hosting at www.ImageShack.us Free Image Hosting at www.ImageShack.us Free Image Hosting at www.ImageShack.us

много акварелей, хокку и танка

@темы: Nippon, Location: Earth. Nature, Location: Earth. Literature

08:00 

our beloved monsters, enjoy yourselves
Я опять, я все с тем же.


В четверг следующей недели я первый раз за осень надел свитер. Ничем не примечательный свитер из серой шетландской шерсти – слегка расползшийся подмышками, но так оно даже приятнее. Побрился тщательнее обычного, натянул теплые хлопчатые брюки, вытащил покрытые копотью армейские ботинки, обулся. Ботинки напоминали двух послушных щенков после команды “К ноге!” Девчонки пошуровали в комнате, нашли мои сигареты, зажигалку, бумажник, проездной – и вручили все это мне.

читать дальше

© Харуки Мураками, "Пинбол 1973"

@темы: Location: Earth. Literature, relative perspective of reality, Цитаты

22:32 

our beloved monsters, enjoy yourselves
Как-то странно всегда цитирую самое безобидное из всего зацепившего. Просто пробрало сегодня.


Чуть заметно кивнув, Тамару шагнул к выходу из оранжереи. Осторожно осмотревшись, убедился, что рядом нет бабочек. Затем отворил дверь совсем чуть-чуть — и скользнул в узкий проем грациозно, как танцор в менуэте.
Хозяйка стянула рабочие перчатки — так, словно те были из тончайшего шелка,— аккуратно сложила их на краю стола и пытливо глянула на Аомамэ.
— Говорят, мир потерял ценного специалиста,— сказала она.— Знаменитый нефтяной эксперт, совсем еще молодой и очень перспективный...
читать дальше

© Харуки Мураками, "1Q84"

@темы: relative perspective of reality, Location: Earth. Literature, Цитаты

22:20 

И все-таки цитирую.

our beloved monsters, enjoy yourselves
О трояком зле

читать дальше

(с) Ф.Ницше, "Так говорил Заратустра"

Вообще близко. Сама философия - в общих чертах, не во всех, за вычетом немалой доли частностей. Ибо годы... Даже не двадцатый еще век, девятнадцатый. Но общий вектор того, что у Ницше и того, что можно отметить в мире сейчас в области тенденций психологии-философии - пожалуй, сходятся. И подтверждают ту самую, временами мною упоминающуюся, теорию эволюции человеческого сознания. Newtype philosophy, да, пожалуй. Конкретно наша личная псевдорелигия. Вера в будущее, которое некорректно называть "светлым" или "мрачным, ужасным" - для каждого в частности оно будет выглядеть по-своему, но оно будет, и будет - другим, отличным от того, что доселе считалось незыблемым.

Грядет великий полдень. It's true. Но все еще слишком рано. Эволюция - увы, не столь быстротечный процесс, как того иногда бы желалось.

@темы: Location: Earth. Literature, Цитаты

17:16 

our beloved monsters, enjoy yourselves
Вот это прекрасно. И никаких ужасов-жестокостей там нет. Просто срез жизни.
It's beautiful, trully.

Праздник цветов

В семнадцатом веке дорога Мимасака была одной из главных транспортных артерий Японии. Она начиналась в Тацуме, провинции Харима, и, прихотливо извиваясь, пролегала по местности, про которую говорили, что там «гора стоит на горе». Дорога петляла между бесконечных горных кряжей, следуя границе, разделяющей провинции Мимасака и Харима. Путнику, преодолевающему перевал Накаяма, открывался вид на долину реки Аида, где он к своему удивлению обнаруживал довольно большое селение.
Миямото представляла собой не обычную деревню, а группки разрозненных домов. Одна кучка стояла на берегу реки, другая карабкалась по склону горы, третья обосновалась среди каменистых полей. Поселение было достаточно крупным для этой эпохи. До прошлого года хозяином замка, стоявшего неподалеку, вверх по реке, был князь Симмэн, владелец Иги. Сравнительно небольшой замок привлекал к себе поток ремесленников и торговцев. Дальше к северу находилось местечко Сикодзака, где добывали серебро. Выработанные копи опустели, но в свое время в них трудились толпы рудокопов. Путешествующие из Тоттори в Химэдзи или из Тадзимы в Бидзэн пользовались этой дорогой. Естественно, они останавливались в Миямото на отдых. Миямото был шумным местечком, куда приезжали люди из разных провинций. Здесь имелся не только постоялый двор, но и мануфактурная лавка, а еще обитала стая женщин — ночных тружениц, с набеленными по моде того времени шеями, — похожих на белых летучих мышей, они дежурили перед своими заведениями. Из Миямото Такэдзо и Матахати и ушли на войну.
Оцу в задумчивости смотрела на крыши Миямото.читать дальше

(с) Эйдзи Ёсикава, "Десять меченосцев"

@темы: Цитаты, Nippon, Location: Earth. Literature

17:04 

our beloved monsters, enjoy yourselves
Никто и никогда... Никто и никогда не расскажет, каким звенящим упоением может звучать во мраке короткое "ты" и как долго может разноситься по огромному залу эхо, теряясь в охраняющих тьму колоннах.
- Ты... А кто ты?
Он - он стоит, совершенно ошалелый мальчишка с нелепо раскосыми глазами, чуть вьющиеся жесткие пряди выбиваются из-под медного обруча, и нелепо побрякивают на худых руках широченные боевые запястья, бывшие когда-то символом касты. Он дошел - только сам не знает, куда.
- Ты?!
Эхо раскалывается о пустоту. Непроглядная, темнее ночи, тень выпадает на него, сияя тысячами глаз - отшатнувшись, он обхватывает руками голые плечи, иссеченные злыми рубцами - не умея бояться. Тень исчезает; но - остается щемящая больная тоска; как будто вырвали сердце и рана кровоточит.
- Ты... Кто ты?!
Снова темный силуэт, удивительно маленький и хрупкий, но цветы багрового пламени вырастают за черными крыльями плаща, на миг выхватывая из тьмы смуглое лицо с мерцающими зелеными глазами. Он делает шаг вперед, и еще один, а потом, будто защищаясь от огня, закрывает лицо. Когда же ладони отрываются от глаз, в зрачках плещется затравленная надежда.
- Кто же?!
Еще одно видение является из мрака, одетое в синие звезды, хлещут на холодном ветру серебряные пряди волос, но не становится светлее от звездного света в очах. Он распахивает руки, и шаг больше похож на падение... Свет исчезает, а он, споткнувшись, опускается на колени, тощей спиной выгнувшись во тьму.
- Ты - здесь?... - голос дрожит перетянутой струной. Шорох крыльев на ветру, пронзительно-счастливый смех, запах весны - все это лишь на миг, потом вдруг изо всех углов (если там есть углы) выползает ледяной холод; камнем ложится молчание; даже не молчание уже - безмолвие; льдисто-голубое мертвенное сияние озаряет хрупкую фигуру.
Потом он встает и распрямляется - такой же худой и гибкий, но изменилось что-то... Теперь это не мальчишка, а некто без возраста, над которым не властно время. Серые пряди волос набегают на темные провалы глаз, уходящие к вискам. Смуглую грудь перечеркивают черные ремни перевязи, две рукояти поднимаются над плечами. Даже стоит он иначе, чем прежде - широко и уверенно. Но...
Но поднимает с кровати собственный крик:
- Ина! Не смотрите мне в глаза, не смотрите! Я не хочу... Я не хочу видеть!... - и жутко понимать, что был не один...

(с) Кулаков, "Legend"

@темы: Location: Earth. Literature, et cetera, Цитаты

Red-on-White.

главная